Блокчейн, биткоин - это торрент Информационного общества?

Перейти вниз

Блокчейн, биткоин - это торрент Информационного общества?

Сообщение автор Харчевников А. Т. в Пт Мар 16, 2018 4:25 pm

Посвящено 200-летию со дня рождения Карла Маркса
------------


Блокчейн, биткоин - это торрент Информационного общества?
«Дурная форма» материально-знаковых отношений от «торрента». Информонимика



В статье «Типологический фетишизм доминирующих объектов», «ЭФГ» № 5/2018, утверждается [1]:
- «… стоимость как подкатегория более общей категории общественного воспроизводства «ценность» у «экономистов» и у К. Маркса связана с «рабочим временем», а само производство – с воспроизводством «вещей». Однако, как ранее было показано, и «рабочее время» как измеритель стоимости, и «вещь» (и товар) как базовый объект воспроизводства есть всего лишь подкатегории времени жизнедеятельности и базового объекта воспроизводства. Поэтому, в частности, «специфические особенности… а в дальнейшем развитии – формы денег, формы капитала и т.д.» как ценности в дальнейшем могут обрести и обретают совсем не «буржуазные» метаморфозы и «дальнейшее развитие». Уже сегодня в массовом обороте можно обнаружить такие интеллектуальные кульбиты, как «электронные деньги», «криптовалюта», «блокчейн и биткоин», «интеллектуальный капитал» и пр.

Таким образом, каким сегодня видится действительно «всеобщий эквивалент в его законченном виде» есть вопрос анализа общественного фонда времени во всей полноте типологической структуры объектов воспроизводства действительной жизни социума, а не только «рабочего времени».

Итак, в итоге, не только «товарный фетишизм» и «вещная видимость общественных определений труда» по Марксу вводит в заблуждение некоторых экономистов, но и фетишизм базовых объектов воспроизводства во всем богатстве его типологического разнообразия на протяжении всей истории общества вводит в заблуждение современных социологов, а для множества экономистов является непреодолимым барьером в понимании исторического восходящего развития общества по сложности.

Второй тезис, «Капитал» К. Маркса, «Глава третья. Деньги, или обращение товаров» [2,104]:

- «В этой работе я везде предполагаю, ради упрощения, что денежным товаром является золото.
Первая функция золота состоит в том, чтобы доставить товарному миру материал для выражения стоимости, т. е. для того чтобы выразить стоимости товаров как одноименные величины, качественно одинаковые и количественно сравнимые. Оно функционирует, таким образом, как всеобщая мера стоимостей, и прежде всего в силу этой функции золото – этот специфический эквивалентный товар – становится деньгами.

Не деньги делают товары соизмеримыми. Наоборот. Именно потому, что все товары как стоимости представляют собой овеществленный человеческий труд и, следовательно, сами по себе соизмеримы, – именно поэтому все они и могут измерять свои стоимости одним и тем же специфическим товаром, превращая, таким образом, этот последний в общую для них меру стоимостей, т. е. в деньги. Деньги как мера стоимости есть необходимая форма проявления имманентной товарам меры стоимости, – рабочего времени».

К этому, последнему, абзацу К Маркс даёт в сноске следующий текст:

- «Вопрос, почему деньги не представляют непосредственно самого рабочего времени, почему, например, бумажный денежный знак не представляет х рабочих часов, сводится просто к вопросу, почему на базисе товарного производства продукты труда должны принимать форму товаров, так как форма товара предполагает разделение их на товары и денежный товар».

Таким образом, исходя из типологического разнообразия базовых объектов воспроизводства на протяжении всей истории восходящего развития общества по сложности, наблюдаемые в настоящее время трансформации материально-знаковых отношений, известных на данный момент как «деньги», следует прежде всего обратить внимание и понять сам исторический момент процесса общественного развития, его базовый объект.

То есть, во-первых, ответить на вопрос, - сохраняется ли по-прежнему доминирование базового объекта действительной жизни общества как «вещи», который как продукт жизнедеятельности, труда, принимает форму товара? А, во-вторых, как следствие первого, - так ли устойчиво и сохраняется ли само историческое разделение доминирующего объекта как продукта производства на собственно товар и денежный товар?

Наконец, так ли по-прежнему актуальна общеизвестная всеобщая, можно сказать, исторически мера стоимостей, и прежде всего в силу именно этой функции, - легендарное золото, – этот специфический эквивалентный товар, ставший деньгами.


Деньги и полилогия

Кризис Бреттон-Вудской валютной системы, утвердившей «золото-долларовый стандарт», который жестко привязал валюты 44 стран мира к доллару США (1944 г.), а доллар — к золоту, и последующая отмена «золотого стандарта», а также переход к бумажным, символическим фиатным (фидуциарным) деньгам, номинальная стоимость которых устанавливается и гарантируется государством вне зависимости от стоимости материала, из которого деньги изготовлены или находящегося в хранилище банка, - всё это подтверждает тезис о фактической трансформации материально-знаковых отношений в обществе и актуальности поставленных вопросов.

Наша действительная жизнь есть объективный воспроизводственный процесс, который совсем не ограничен только воспроизводством вещей в форме товара и товарного производства. В основаниях эндогенной внутристрановой логики метатеории исторического развития общества А. С. Шушарина «Полилогия современного мира …» [3] действительная жизнь отдельного общества в статике рассматривается как множество следующих базовых типологических объектов [4]:

- «человек» и «общая жизнь», доминирующих в эпохе человека;
- «работник» и «пространство производства», доминирующих в эпохе работника;
- «средства производства (вещь)» и «функции, технологии», доминирующих в эпохе индустрии;
- «информация» и «общественное познание», доминирующей в эпохе знания;
- и др.

Согласно полилогии каждая эпоха в своём историческом развитии проходит через две фазы, две градации (устар. – формации).

Первая фаза — это градация, в которой доминирует воспроизводство объекта-предмета, а вторая фаза – это доминирование воспроизводства объекта-процесса. Так в градации капитализм, первой фазы эпохи индустрии, доминирует объект-предмет «вещь» (средства производства) в форме товара, а соответствующие материально-знаковые отношения в форме «деньги».

Вторая фаза эпохи индустрии – это градация социализм, в которой доминирует объект-процесс «функция, технология», а соответствующие материально-знаковые отношения в форме «статусов», то есть различных документов, инструкций, положений и т.п. При этом в лишь в розничной торговле присутствуют «деньги», которые обеспечивают лишь часть общего благополучения в соответствии со статусом агентов производства. Прочее благообеспечение осуществляется через общественные фонды (квартиры, путёвки и дома отдых, пионерские лагеря, медицинское обслуживание, образование и учёба, кружки и спортивные сооружения, и пр.). Поэтому уже на этапе социализма деньги выступают как некие предъявительские квитанции (документы), которые, образно говоря, не всегда можно просто так «отоварить», ибо иногда это требует дополнительных разрешений и указаний.

Таким образом, уже на этапе социализма происходит существенная трансформация «денег» относительно их традиционной формы градации капитализм. Так как социализм характеризуется обобществлением средств производства, то сама трансформация материально-знаковых отношений на этом этапе восходящего исторического развития общества по сложности вполне объяснима и очевидна, как исторический факт. Поэтому ограничимся данной оценкой развития материально-знаковых отношений и перейдём к рассмотрению последующих возможных трансформаций «денег» в условиях, с одной стороны, как бы близких к капитализму, а, с другой стороны, - в принципиально иных условиях развития объективных материальных условиях последующего исторического развития современного социума.

Ранее упоминалось, что в эндогенной внутристрановой логике метатеории последовательного исторического восходящего развития общества полилогия за эпохой индустрии следует эпоха знания. Эта эпоха доминирования следующих базовых типологических объектов действительной жизни общества: «информация» и «общественное познание».

В восходящем историческом развитии эпоха знания проходит через две фазы, - градация Информационное общество и градация Общество знания. В первой фазе, — это градация Информационное общество, доминирует воспроизводство объекта-предмета «информация» в форме контента, а соответствующие материально-знаковые отношения осуществляются в форме «торрентов». Соответственно во второй фазе (Общество знания), доминирует воспроизводство объекта-процесса «общественное познание, а соответствующие материально-знаковые отношения в форме «исследовательских статусов», то есть различных отчётных документов, предъявительские потребительские инструкции (права, квитанции) научных рангов, авторитетов, положений и т.п.


Информационное общество

Информонимика Информационного общества в форме «торрентов» впервые была достаточно подробно представлена в книге А. Т. Харчевникова «Теория Информационного общества …» [5]. Эта теория и последующая книга «Теория Общества знания …» были попыткой продемонстрировать возможности метатеории полилогия, заглянуть в будущее строго на научной основе, дать представление о «тощем тренде» социального развития и скупое конструктивное социальное видение этого будущего современного общества. Само же понятие «информация определяется следующим образом [5-314]:

- «информация» есть результат взаимодействия частей материи как субстанции, результат, выражающий через «изменение» (трансформацию) материального мира, структуры и процессов конкретного существования самой этой реальности субстанции или – результат, подтверждающий неизменность некой части этой реальности, либо её изменение.

Кратко, как философская категория, «информация» определяется так [5-312]: - «Информация есть результат отображения материи самой на себя».

Там же даётся следующее сравнительное заключение в отношении измерения ценности контента и товара (стоимости вещи!):

- Величина ценности контента (текущая информационная ценность) изменяется, таким образом, прямо пропорционально количеству производительного труда (жизнедеятельности), создающего впервые данный контент (информацию), и обратно пропорционально количеству потребителей, пользующихся этим растиражированным контентом, то есть обратно пропорционально тиражу данного контента.

В информационном взаимодействии богатство - «предмет», это «информация, знания» [5-366]. И не более того. В элементарной форме это информативность («потребительная ценность», полезная информация, «текущая ценность») или, как объект обстоятельств и отношений производства, исходные данные (исходная информация, данные) – средства и предмет интеллектуального труда жизненного или производительного назначения, интеллектуальный продукт. В «информационном обмене», а точнее, в удовлетворении информационной потребности, последние (данные) выступают в общественной форме элементарного отношения, контента, с его ценностью и текущей информационной ценностью (информативностью), как субстанцией этого типа гомогенного богатства, как основы жизненного «смысла и ценности», заключающего в себе необходимый труд по производству контента.

В отличие от социально-биологического, демографического, местного и функционального взаимодействий, с их материальными знаками нечисленной «номенклатуры» (в сферах антропонимики, трудонимики, топонимики, технонимики) и неотделимостью от людей и их «рабочих мест» (кратко – имена, дипломы, прописка, документы и статусы), в информационном взаимодействии материально-знаковое отношение достаточно универсально «овеществляется» в торрентах.

Так же, как и в вещественно-продуктовом взаимодействие, «номенклатурой» самих знаков здесь фактически является обычная, мономерная числовая ось. Она, можно сказать, пронизывает всё информационное пространство, всю сферу информационимики, информационного расчёта как основы рационального поведения агентов информационного производства.


Функции торрентов и их сущность [5-409]

Рассмотрение форм ценности и схем движения информации, а также ряд известных положений теории труда, ещё раз подтверждают, что развитие информационного процесса и возникновение «ценностной оценки» контента через «торренты» есть исторический процесс развития самих информационных процессов в обществе, лежащих в основе, так называемой в полилогии, чистой эндогенной формы (ЧЭФ) «информационная». ЧЭФ представляет, условно говоря, соответствующую социально-воспроизводственную градацию общества в условиях существования только процессов и объектов данной типологии ЧЭФ, в нашем случае ЧЭФ «информационная». Ценность контента, а также текущая ценность контента, как уже отмечалось, выражаются, принимают законченную форму всеобщего информационного эквивалента, через некий элементарный, можно сказать, «логический» контент, обозначенный нами как «торренты». Торренты — это особый контент, с потребительной ценностью которого прочно «срослась» эквивалентная форма ценности.

Как контент, так и торренты представляют собой продукты общественного труда. Однако все контенты в условиях частной собственности на информацию как интеллектуальный продукт и как «контент средств информационного производства и коммуникаций» выступают на информационном рынке непосредственно как продукты частного труда, a торренты - как непосредственное воплощение общественного труда (всеобщий эквивалент). Очевидно, что под контентом средств информационного производства и коммуникаций (или контент информационно-коммуникационных средств производства) понимается совокупность средства труда, включающих программы, операционные системы и т.п., и продуктов труда, представляющих собою информацию, сообщения, сведения, данные, сигналы и пр. То есть всё это не вещи (товар), а интеллектуальный продукт, информация, контент.

Только через информационный обмен по текущей ценности и абсолютной ценности, то есть просто по ценности, посредством торрентов можно установить, что контенты являются, по существу, продуктами общественного труда. Иначе говоря, в процессе информационных обменов происходит учет общественного труда и жизнедеятельности в качественном и количественном отношении, средством которого служат торренты. При господстве частной собственности этот учет осуществляется стихийно за спиной производителей информационного, интеллектуального, продукта и распространителей контента, путем стихийных колебаний некого «байтажа», как торрентного выражения ценности контента. Возникновение торрентов приведёт к дальнейшему развитию форм информационного обмена. С началом практического хождения торрентов в информационном пространстве все контенты будут приравниваться к торрентам, ценность любого контента будет выражаться в торрентах. Таким образом контенты приобретают «байтаж» как «цену».

В процессе обмена ценность контентов выражается через приравнивание контентов, однако при этом изменение пропорций обмена на всех стадиях развития форм ценности может приводить к отклонениям от фактического, действительного, движения собственно ценности контентов. Это происходит потому, что пропорции обмена зависят от ценности контентов, находящихся в относительной форме ценности, и от ценности контента-эквивалента. Вследствие этого не только обстоятельства условий обмена, разумеется, и тиража, и «схемы» распространения контента, будут влиять на каждый информационный обмен, но и общее состояние информационного производства и информационного пространства обмена.

Остановимся на этом, крайне ограниченном, представлении об Информационном обществе и его категориях, так как целью данного эссе является лишь фиксация самого факта практического и теоретического проявления лишь возникновения новых материально-знаковых отношений в теории и, возможно(!), в текущей практики в образе «электронных денег», «криптовалюты», «блокчейн и биткоин», «интеллектуального капитала» и т.п.



Криптовалюта и блокчейн

Здесь не утверждается тождественность названных явлений практики и теории, так как всякое возникновение «нового», особенно в области социальных явлений исторического масштаба, как правило связано с особой, исключительной, формой их начального проявления, которая в научной сфере исследования фундаментальных социальных явлений и есть, так называемая, "дурная форма на хорошем основании". Эта «дурная форма» характеризуется как крайне далекой от существа явления внешней формой проявления некой «хорошей сущности», так и высокой степенью контрастности с текущей практикой и реальностью в этой области, которая, как правило, значительно деформирована доминирующими производственными отношениями.

Так, например, если речь идёт о взаимодействии любых производственных агентов градации капитализм, в которой доминирует ЧЭФ «экономическая, капиталистическая), то любые объекты жизнедеятельности этого общества представляются как товар, хотя это всего лишь форма предмета (продукта) типологии «вещь». Соответственно механизм взаимодействия агентов, - товарообмен и товарно-денежные отношения, то есть – рынок. Наконец, формой материально-знаковых отношений являются деньги (золото как денежный товар). Поэтому, неслучайно, что в капиталистическом обществе даже совсем не товарные, не вещевые объекты, как, например, честь, совесть, родители и дети, Родина, образование и т.п. под давлением господствующего типа отношений и вследствие последующей деформации оказываются товаром или услугой (!), а поэтому они же и продаются, и покупаются.

И даже у К. Маркса в «Капитале» рабочая сила, как «способность к труду», стала «специфическим товаром», хотя уже во втором абзаце своего знаменитого исследования (учения, теории) он определял товар как «внешний предмет, вещь», а не свойство (способность к труду!). В нашем же случае, «информация» есть всего лишь свойство, абстракция, а поэтому и форма представления материально-знаковых отношений, по логике того же учения «Капитал», должна быть информационной, абстрактной и «неким свойством».

Первое применение на практике информационной технологии «блокче́йн» (англ. blockchain или block chain), то есть выстроенной по определённым правилам непрерывная последовательная цепочка блоков (связный список записей), содержащих информацию, произошло в 2009 году. Это было создание криптовалюты биткоин. Сегодня подобных криптовалют множество. Однако нелишне напомнить, что ещё с начала прошлого века имели место успешные попытки внедрения, так называемой, региональная, иногда локальной валюты. Под региональной валютой понимается платёжная и инвестиционная денежная единица, принятая к пользованию внутри какого-либо региона или области и признанная в этом качестве демократически избранными местными властями, а также торгово-промышленными, финансовыми, общественными организациями и даже частными лицами.

Соответственно криптовалюта это как-бы продолжение региональных валют, но уже на современной технологической базе интернет технологий, а поэтому не имеющих каких-либо пространственных границ и ограничений в применении только розничной торговлею.

Блокчейн это база данных, которая храниться на множестве компьютеров одновременно, от тысяч до миллионов. Эту сеть формируют сами пользователи. Объект, который храниться в системе блокчейн это информация, а в частном случае криптовалюты это информация о взаиморасчётах между пользователями и об анонимных кошельках с криптовалютой. При создании кошелька и передаче криптовалюты указывать информацию о владельце не требуется. Биткоин, как и любая другая криптовалюта, не принадлежит никакому государству и никем не контролируется. Это, образно говоря, ничейная валюта. Это децентрализованная система, данные которой хранятся на компьютерах самих пользователей. Биткоин это виртуальные деньги, которые существуют только в интернете.

Многие обозреватели приравнивают биткоин не к валюте, а к товарам (!), как нефть или золото, но добывают их из виртуальных недр, ибо они суть информация, за приобретение которой всё же необходимо «платить». Действительно, чтобы их (монеты) приобрести за наличные деньги нужно выйти на соответствующую биржу, либо принимать их (монеты) в качестве оплаты за товары и услуги. Цена же их зависит исключительно от спроса.



Исторические метаморфозы материально-знаковых отношений

Таким образом, складывается ситуация в чём-то схожая с хождением розничных денег при социализме, когда благосостояние (благополучение) в значительной части зависело от статуса работника и тарифной сетки или - от его служебного ранга и штатного расписания. То есть деньги лишь внешне и по форме остались как-бы стоять над статусами как основы и меры распределительной системы социализма, предполагающей обобществление средств производства как базового объекта-предмета эпохи индустрии.

При использовании криптовалюты в настоящее время, пока ещё главенствования капиталистического способа производства и частной формой отношений по поводу базового объекта «средства производства» (вещь, товар), имеет место доминирование деньг и цен, как основных, базовых, атрибутов товарно-денежных отношений, но само благополучение оказывается уже ближе к виртуальным кошелькам и транзакциям и зависит от них. Однако пока само существование криптовалюты имеет место лишь в среде действительных денег, но в отличии от периода, предшествующего и действующего во времена господства Бреттон-Вудской валютной системы, утвердившей «золотодолларовый стандарт», сегодня деньги это всего лишь знаки «на бумаге» или более современные электронные деньги безналичного учёта, расчётов и трансакций. То есть криптовалюта как бы «надстраивается» над обращением денег постепенно замещая их традиционную функцию и вытесняя их из обращения, будучи к ней так или иначе «привязанной».

Таким образом, можно утверждать, что современные деньги, как материально-знаковые отношения, уже полностью оторвались от своей «материальной» сущности, золота. Однако их изначальная материальность всё же косвенно, но сохраняется в знаковой форме «всеобщего эквивалента» при товарообмене и в товаре с его исходной материальностью типологии «вещь». Но, всё же, деньги уже всего лишь знак, то есть некая информация как свойство этого знака. Сама же криптовалюта это уже виртуальный, абстрактный знак, который, как и всякая информации, имеет место быть лишь на неком носителе, а в случае технологии блокчейн, - это некая цифровая запись на множестве компьютеров в сети интернет.

Однако на сегодня имеют место и исключения. В частности, в статье «Криптовалюты под колпак» [6] её автор, Валентин Катасонов, пишет:

- «Из общего ряда проектов официальных цифровых валют выбивается проект Венесуэлы под названием El Petro. Так называется цифровая валюта, которую начали с 20 февраля выпускать в этой латиноамериканской стране. И если в большинстве других стран под прикрытием цифровых валют решается задача вытеснения из обращения наличных денег, то в Венесуэле валюта El Petro предназначена для достижения других целей. Президент страны Николас Мадуро их не раз озвучивал и продолжает озвучивать.

Во-первых, заместить этой цифровой валютой стремительно обесценивающуюся официальную денежную единицу боливар. Во-вторых, с помощью El Petro преодолеть финансово-экономическую блокаду страны, которую организовали США. … Проект преду­сматривает выпуск 100 млн единиц валюты El Petro. Данный проект отличается от большинства других проектов официальных валют не только целями, но еще и несколькими другими особенностями. Назову некоторые из них.

1. Хотя El Petro можно отнести к разряду «официальных цифровых валют», эмиссия осуществляется децентрализованно, без участия Центробанка или консорциума банков, получивших лицензию от Центробанка. … El Petro подается властями страны как своеобразный «народный проект» под патронатом государства.

2. Валюта El Petro, как заявляют власти страны, обеспечена запасами нефти в недрах страны. …

3. El Petro обращается в стране наряду с валютой боливар, которая, согласно Конституции страны, является единственной законной денежной единицей Венесуэлы. Что еще более удивительно, боливар не может использоваться для покупки El Petro. Приобретение этой цифровой валюты разрешено лишь на иностранные валюты – доллар США и евро, а также частные криптовалюты биткойн и эфир».

По мнению ряда аналитиков, в ближайшее время правительства и Центробанки стран мира предложат гражданам и юридическим лицам «официальные цифровые валюты», которые сохранят основное «достоинство» всего многообразия частных криптовалют (более полутора тысяч), – это отслеживание каждой операции, но при этом откажутся от обеспечения анонимности их владельцев.



Базовые объекты и метаморфозы производства

Однако, рассмотрение происходящих метаморфоз с денежным обращением и материально-знаковой формой отношения агентов производства будет не полным, если мы не учтём, образно говоря, сами метаморфозы производства и воспроизводства действительной жизни, то есть трансформацию в господстве и доминировании типологии базовых объектов производства и механизма взаимодействия агентов производства. Ещё в начале статьи совсем не вскользь было упомянуто Информационное общество, которое грядёт на смену эпохи индустрии с её градациями капитализм и социализм.

Информационное общество наиболее ярко представлено своим базовым объектом-предметом «информация» и соответствующими, хотя и специфическими частными отношения собственности по поводу «информации».

Сегодня не материальные запасы определяют размеры производственного капитала, не основные фонды, а информация, знания, то есть так называемый «интеллектуальный капитал», хотя более перспективным было бы говорить о «нематериальных активах», «интеллектуальном потенциале», «активах знаний» и т.п. Но, в данном контексте, это приемлемо, так как позволяет именно с позиций капиталистического (экономического) способа производства оценить в современной жизни и в производстве соотношение материальных и нематериальных, информационных, активов. Такая оценка позволяет предметно, по сути, оценить само снижение доли и роли материальных активов в современном общественном воспроизводственном процессе всей действительной жизни общества.

Так при интегральной стоимостной оценки величины интеллектуального капитала используется коэффициент Тобина. Данный коэффициент есть отношение рыночной цены компании к цене замещения ее реальных активов (зданий, сооружений, оборудования и запасов). Очевидно, что рыночная цена компании наиболее достоверно оценивается лишь по результатам фактической покупки (продажи) этой компании.

Для большинства компаний современное значения коэффициента Тобина находится в интервале от 5 до 10. Для наукоемких компаний этот коэффициент значительно больше и у высокотехнологичных наукоемких компаний его средняя величина превышает значения интервала от 15 до 20. При этом структура интеллектуального капитала понимается в следующем составе:

- «человеческий капитал» – это знания и информация, практические навыки, творческие и мыслительные способности людей, культура труда.

- «организационный капитал» – это процедуры, технологии, системы управления, техническое и программное обеспечение, оргструктура, патенты, брэнды, культура организации и отношения с клиентами.

- потребительский или «клиентский капитал» – это устойчивые связи и отношения с клиентами и потребителями, продуктивное общение с персоналом компании.

Таким образом имеет место не только собственная трансформация материально-знаковой сферы современного общества, но и трансформация, а, точнее, доминирование, самого объективного материального основания, субстанции, общественного производства. При этом объём этих трансформаций в корне меняет представления и сущность именно базового объекта. Это не просто переход от доминирования материальных, вещевых, средств производства капитализма, а смена самой типологии с товарного объекта-предмета «вещь» на типологию объекта-предмета «информация, знания».

При этом, в этих представлениях размывается стоящий в исторически восходящей эндогенной последовательности развития общества по сложности базовый типологический объект-процесс «функция, технология», который в идеальной модели развития находится в исторической последовательности доминирования базовых объектов между «вещью» (средства производства) градации капитализм и «информацией» (знания) Информационного общества. Что же касательно отношений собственности, то размытыми и, образно говоря, остающимися как бы в тени, оказываются и соответствующие отношения собственности. В модельном представлении это обобществлённые отношения собственности по поводу «средств производства» («вещей»!).

Отмеченная «размытость» проявления ЧЭФ «функциональная» с её базовым типологическим объектом-процессом «функция, технологии» объясняется относительно низкими темпами прироста сложности в историческом развитии этой чистой формы в сравнении с предшествующей и последующей эндогенными формами ЧЭФ «экономическая» и ЧЭФ «информационная». В результате, образно, графически, отображая интегральные кривые роста сложности этих ЧЭФ, интервал исторического развития ЧЭФ «функциональная, социалистическая» оказывается не просто более протяжённым, чем общая протяжённость, сумма, двух других интервалов предшествующих и последующих ЧЭФ, а перекрывает протяжённость этой суммы «слева и справа». Таким образом, можно считать, что имеет место одновременное и параллельное развитие, с одной стороны, последовательности ЧЭФ «экономическая» и ЧЭФ «информационная», а, с другой стороны, - ЧЭФ «функциональная».

Этим, в частности, и объясняется наблюдаемые в ряде стран развитого капитала явления, так называемой, «гражданской ответственности» капитала, вплоть до введения, так называемого, гарантированного дохода для граждан этих стран. То есть, хотя в этих странах «де юре» господствует частная собственность на средства производства, но «де-факто» присутствует общественное понимание и восприятие этих средств не как только частной, а, как и общественной ценности.


Таким образом, наряду с частными и промежуточными выводами, более общим итогом изложенного, следует считать следующее:

1. Настоящий этап исторического развития материально-знаковых отношений в современном обществе «развитых стран» характеризуется безусловным становлением новых отношений, свойственных Информационному обществу.

2. Начало становления новых материально-знаковых отношений допускает, в ряде случаев, естественное проявление их в, так называемых, «дурных формах», часто скрывающих саму суть исторически прогрессивных трансформаций.

3. За очевидным проявлением трансформации материально знаковых отношений и становлением, согласно «Теории Информационного общества …» [5, http://polilog.ucoz.net/ ], предтечи «торрентов» вместо «денег», стоят мощные тектонические процессы становления самого Информационного общества глобализирующегося человечества. В формационном развитии глобального мира можно говорить о тенденции развития мирового социума в сторону социально-экономической формации единого человечества «Глобализм» [7].

4. Данные гипотетические заключения демонстрируют высокие прогностические возможности метатеории полилогия [8, http://www.shusharin.ru/ ], позволяющие существенно расширить и конкретизировать «тощий тренд» самого теоретического представления о историческом восходящем развитии социума по сложности.


Александр Тимофеевич
ХАРЧЕВНИКОВ,
кандидат технических наук
ст. ТИХОНОВА ПУСТЫНЬ
Калужская обл.


Список литературы:

1. Харчевников А. Т. «Типологический фетишизм доминирующих объектов», «ЭФГ» № 5/2018.
2. Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. Т. I. Кн. 1. Процесс производства капитала. М., Политиздат, 1983. – VI, 905 с.
3. Шушарин А.С. Полилогия современного мира (Критика запущенной социологии). Раздел второй: Эндогенная логика. М.: Мысль, 2005.
4. Харчевников А. Т. Краткий курс полилогии современного мира. Путь в будущее: в схемах, рисунках и таблицах. М.: ЛЕНАНД (URSS), 2016. - 488 с.
5. Харчевников А. Т. Теория Информационного общества. О революционном переходе от капитализма и социализма к новой формации. М.: ЛЕНАНД, 2014. – 672 с.
6. Катасонов В. Криптовалюты под «колпак», «Советская Россия» № 21/2018.
7. Харчевников А. Т. От разрозненных обществ к единому человечеству. Теория глобализации социума: экзогенная логика. М.: ЛЕНАНД, 2016. – 440 с.
8. Шушарин А.С. Полилогия современного мира (Критика запущенной социологии). В 5-и томах. М.: Мысль, 2005 - 2006.





avatar
Харчевников А. Т.

Сообщения : 79
Очки : 1813
Репутация : -2
Дата регистрации : 2014-01-08
Возраст : 76
Откуда : Москва

Посмотреть профиль http://www.polilogiy.ucoz.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения